Вадим Дымов: «Мы построили компанию на идее уважения друг к другу»

14 июня 2007, 18:54
Специалисты утверждают: в России ассоциативная культура, неразрывно связывающая название конкретной торговой марки и конкретной продукции, еще только рождается. На рынке потребительских товаров непродовольственного назначения ее пока представляют в основном известные представители Западной Европы и США. На продуктовом рынке картина иная: западных производителей мы знаем мало, а российские торговые марки еще только начинают обретать полномасштабное содержание. В этом немногочисленном ряду явно выделяется торговая марка «Дымов», появившаяся на рынке около 10 лет назад, причем «родившаяся» не в столице, а на российской окраине — на Дальнем Востоке. За очень короткий промежуток времени и в условиях жесткой конкурентной борьбы ТМ «Дымов» стала хорошо известна практически во всех регионах России. Аналитики видят в успешной экспансии «Дымова» не только умелое использование рыночной конъюнктуры, но и «психологическое» совпадение концепции компании и желаний потребителей.

С создателем и совладельцем компании ВАДИМОМ ДЫМОВЫМ корреспондент «КС» МАРИНА АВРАМЕНКО встретилась в одном из красноярских ресторанов. В совсем не коротком меню обнаружили салат «Дымов». При ближайшем рассмотрении выяснилось, что с продукцией торговой марки «Дымов» он не имеет ничего общего. Отсюда вывод: рестораторы интуитивно (а может быть, и в результате анализа рынка) пришли к мнению, что само название «Дымов» должно привлекать внимание гостей ресторана.

Вадим Дымов, год рождения — 1971-й.

Образование: Суворовское училище, Донецкое высшее военно-политическое училище, Дальневосточный государственный университет (факультет правоведения). 1994–1997 годы — помощник председателя районного суда (Владивосток). С 1997 года — учредитель компании «Ратимир» (Владивосток), с 2001 года — учредитель «Дымовского колбасного производства» (Москва). Основатель торговой марки «Дымов». Увлекается музыкой, мотоспортом, горными лыжами.

— Вадим, а насколько легитимно такое использование зарегистрированной торговой марки? Вы не будете требовать с ресторана сатисфакции?

— Не буду. И хотя я не склонен поощрять такой «плагиат», у меня достаточно чувства юмора, чтобы не делать из мухи слона. Главное, чтобы салат «Дымов» по своим качествам не уступал той продукции, которую выпускают на заводах, входящих в холдинг. Вот за это могу спросить строго.

— Строго? А в своей компании вы придерживаетесь жесткого стиля руководства?

— Не жесткого и не мягкого, а разумного. Я готов обсуждать со своими коллегами любой вопрос до момента принятия решения, готов спорить и дискутировать. Совсем не приверженец принципа «есть только одно верное мнение — мое». Но если вижу, что в результате «мозгового штурма» не удалось прийти к единой точке зрения, беру ответственность за окончательное решение на себя. А принятое решение обязательно к исполнению на всех уровнях, от всех требую следовать достигнутым договоренностям. И требую, чтобы люди учились договариваться. Например, в «Дымове» просто запрещено говорить на повышенных тонах. И все настолько привыкли к этой комфортной атмосфере, что поддерживать ее легко.

Мы построили компанию на идее уважения друг к другу, товарищества, как о нем писал Гоголь: «Нет уз святее товарищества». Поэтому мое требование — чтобы человеческое достоинство в отношениях никогда не ущемлялось, общаешься ты хоть с менеджером, хоть с грузчиком. И я настаиваю, чтобы эти достоинство и уважение присутствовали и в работе. Наши колбасы едят люди, и я хочу знать, что все мои сотрудники с уважением относятся к клиентам. Выступая на производстве, я говорю: «Ребята, вы — те люди, кто готовит наш конечный товар. Мы не можем постоянно следить, как вы с ним работаете, мы доверяем вам, и поэтому я прошу: не подводите меня».

У нас очень сильна личная составляющая, теплые отношения в компании. Здесь работают 1300 человек, из них многих я знаю в лицо и по имени, здороваюсь с ними. Когда ты жмешь человеку руку и говоришь: «Я с тобой согласен», — это подвигает его на личную ответственность.

— С решениями внутри компании ясно, а какие принципы ведения бизнеса вы исповедуете?

— Мой метод несложен, я руководствуюсь интуицией и здравым смыслом. И опираюсь на общечеловеческие принципы. Ведь все в общем понимают, что красиво и что ужасно, что глупо и что очевидно, что правильно и что низко. Это я и имею в виду, когда говорю, что менеджеры должны быть настроены со мной на одну волну. Такой же принцип взаимоотношений должен быть и во внешней среде — в отношениях с партнерами, поставщиками сырья, ритейлерами.

— Получилось так, что опорные точки компании — Владивосток, Красноярск, Москва — являются стратегически наиболее выгодными. Не только потому, что Сибирь, Дальний Восток, столичный регион развиваются сегодня опережающими темпами и на них делается ставка в будущем развитии страны, но и потому, что географически они «покрывают» почти всю страну, не пересекаясь при этом. Это было продуманное решение — создать производственные мощности именно в этих регионах?

— Абсолютно интуитивное. Интуиция вообще в деятельности нашей компании играет основную роль, интуиция и здравый смысл. Они до сих пор ни разу не подводили. В действительности начиналось все не с разработки плана наступления и подготовительных маневров, а почти как авантюра, без какой-либо амбициозной цели, но с желанием хорошо заработать. Когда я с друзьями начинал бизнес, мы ничего не знали ни про маркетинг, ни про стратегическое планирование. Помню, сидим мы на краю бассейна, болтаем ногами в воде, и мой друг Саша Труш вдруг говорит: «А давай откроем собственный цех и будем сами делать колбасу». Это было во Владивостоке. К интуиции у нас прилагалось здоровое честолюбие. Я считаю, что оно является основой успеха, и убежден, что у мужчины оно должно быть в обязательном порядке. Мы заняли денег, купили оборудование и начали работать — так появилась торговая марка «Дымов». Потом — Москва. Знакомый показал старый завод. Меня, как говорится, заклинило: я захотел сделать из него самое современное производство. Деньги на это имелись, причем не кредитные, собственные. Опыт тоже уже был. С поставщиками оборудования у меня сложились прекрасные отношения… Потом — Красноярск, здесь привлекла перспектива начать производство с нуля.

— А почему именно в Красноярске, а не в другом городе СФО?

— Вы здесь живете, и, наверное, вам трудно оценить ситуацию со стороны, я же могу сказать точно: Красноярский край интересен не только сам по себе, но и бизнес-климатом, который здесь сформирован властями. Он выделяется на фоне остальных регионов разумностью внутренней политики, наличием определенных правил игры, их понятностью. Кроме того, территория перспективная, с высоким уровнем жизни населения, высокой платежеспособностью. Продукция, которую мы выпускаем под торговой маркой «Дымов», тяготеет к ценовой категории «выше среднего», и для нас важен уровень развития потребительского рынка. В Красноярском крае для нас очевидно: наша продукция востребована, и покупатель ориентируется в первую очередь на качество, понимая, что «дешевое хорошим не бывает», особенно это относится к мясной продукции.

— Вас послушать, так у российского бизнеса нет проблем…

— Есть, конечно. Весь вопрос в том, как относиться к своему месту в бизнесе, к самому бизнесу и к себе. Наш брэнд молод и очень стремителен во многом потому, что я сам такой. Я очень нетерпеливый! А еще мы — я говорю о ребятах, работающих в компании, — очень инновационные. Нам нравится все новое. Нам подавай все сразу, быстро. И действительно, рост компании свидетельствует, что «Дымов» идет семимильными шагами. Я хочу, чтобы компания очень быстро достигала каких-то рубежей. Ведь что такое брэнд? Это люди, которые работают в компании. Они — эмоциональная составляющая продукта. Главное — то, что он приготовлен именно этими людьми, вот так вот подан и представлен.

— А собственно, почему именно колбаса, а не водка, не конфеты? Это что, самая легкая отрасль в пищевой промышленности?

— Куда там! Отрасль непростая, зависит от большого количества факторов, и сырьевые кризисы сотрясают нас и по сей день. А колбаса — продукт, дискредитированный за долгие советские годы: она у нас была не только простая, банальная, но по большей части еще и некачественная. Мы хотим сломать этот стереотип и доказать, что русская колбаса ничуть не хуже испанского хамона или немецких колбасок. Поэтому мы и запустили серию «Высокая кухня», где представлена продукция класса премиум. Для этого проекта мы специально ездили в Италию, в Тоскану, смотрели, обсуждали. Сначала появилась идея приготовить сервелат с коньяком, а после создали целую линейку — сервелаты с грецким орехом, орегано, мускатом, душистым перцем. Тогда и названия им придумали — «Нобиле», «Шварцвальд», «Орегано«. Или другой наш проект — «Дымов-Актив». Такого — колбасы и сосисок, обогащенных витаминами, минералами, с добавлением йогурта и овсяных хлопьев — на нашем рынке просто не было. Это первые низкокалорийные мясные деликатесы. Многие пока еще не понимают их ценность, а на самом деле все просто — натуральный продукт и современные технологии.

— То есть «за державу обидно» — это о вас?

— Да, обо мне и моих друзьях, и без иронии. Мы способны выпускать отличные продукты. Кстати, любители мороженого меня понимают: ни один европейский аналог не сравнится с «Ленинградским» мороженым или обычным российским сливочным пломбиром. Это признают и иностранцы. Так почему за другие продукты мы не можем испытывать чувство гордости? Мы планируем выйти уже и на западные рынки: будем предлагать немецким, австрийским покупателям нашу продукцию, в том числе и экзотическую для Европы — из мяса оленины. Это новое направление деликатесов, и в России его уже оценили.

— Вадим, а ваши идеи разделяют все, с кем вы работаете?

— Надеюсь, да. Подбирая старших менеджеров, всегда думаю о том, является ли этот человек «моим», соответствует ли его мировоззрение моему. Второй момент — смотрю, перспективен ли человек или нет, сможет ли он сам развиваться и вести людей вместе с собой, за собой. В конечном счете успех любого проекта напрямую зависит от того, сможет ли менеджер заставить всех сотрудников быть успешными на отдельно взятых квадратных метрах площади. И еще для меня очень важно, насколько человек надежен, можно ли на него положиться. Этот «запас прочности» необходим, поскольку любая управленческая работа сопряжена со стрессом. А компетентность и знания для менеджера необходимы по умолчанию.

В бизнесе очень важно, чтобы менеджеры хорошо понимали идею, на которой он строится, и донесли ее до всего персонала. Убеждения менеджеров в свою очередь должны лежать в русле идей и желаний создателей проекта, совпадать с тем идейным и эмоциональным зарядом, который закладывается в проект. Чем точнее окажется это совпадение, тем лучше будет результат.

— Вы сами едите продукцию под торговой маркой «Дымов»?

— Предпочитаю ее любой другой. Понимаю, что иного ответа от меня никто и не ждет: глупо было бы, производя «однофамильные» колбасу и сосиски, сообщать, что не ем их. Но дело в том, что это правда: коллеги знают, что относительно некоторых продуктов под ТМ «Дымов» меня нужно ограничивать в принудительном порядке. Это не «квасной патриотизм», просто мы действительно делаем качественные и вкусные продукты, их едят все наши сотрудники. Рядом с каждым из наших заводов есть небольшие фирменные торговые точки, где можно купить практически весь ассортимент, так к чему искать что-то в магазинах, когда под рукой продукты, в которых мы уверены стопроцентно?

— А сами вы готовите? И какую кухню предпочитаете?

— Кулинар я, конечно, не великий, но друзья говорят, что у меня неплохо получается мясо, вот его я и предпочитаю готовить. И есть тоже. А какую кухню люблю? Китайскую, японскую — не потому, что модно, а потому, что в них уникальные сочетания вкусов, ароматов, ощущений, стилей, культур… Люблю итальянскую кухню, французскую, но в первую очередь русскую. Одним словом, люблю вкусную кухню.

— Скажите, вы успешный человек?

— А что вы вкладываете в это понятие? На мой взгляд, оно очень относительное. С точки зрения материальной, я достиг достаточно, чтобы чувствовать себя абсолютно уверенно и комфортно. И сегодня могу точно сказать: гораздо важнее не то, на машине какой марки ты ездишь, не деликатесы на твоем столе, не количество вилл и наличие яхт… Гораздо важнее, что ты из себя представляешь как человек, насколько глубоко твое духовное содержание, насколько спокойно у тебя на душе. Я получаю удовольствие от жизни, от дела, которым занимаюсь, от общения с самыми разными людьми, от осознания того, что много еще могу сделать, от поездок — и не только за границу, но и по России. Мне доставляет удовольствие рассказывать вам о своей компании, строить планы и осуществлять их… Мне интересно жить, и в этом я, наверное, действительно успешный человек!

— Вы уроженец Дальнего Востока, но давно живете в Москве. Сейчас кем больше себя ощущаете?

— Мне вполне комфортно в Москве — здесь много друзей, здесь кипит деловая жизнь, ритм которой соответствует моему, но чувствую я себя все-таки дальневосточником. Там все начиналось, там я получил первые жизненные уроки, там сформировался круг друзей и единомышленников, с которыми мы до сих пор вместе. Мне нравится природа Дальнего Востока и Сибири.

— А жить предпочитаете в самой столице?

— У меня в Суздале дом, вот там я чувствую себя в полной гармонии с окружающим миром. Люблю прогуляться по лесу, посидеть на траве, прислонившись к нагретому солнцем дереву…

— Говорят, вы экстремал…

— Преувеличивают. Хотя к такому выводу, наверное, можно прийти, если учесть, что среди моих увлечений — мотоциклы, быстрая езда, горные лыжи, немного — альпинизм. Все это не только соответствует моему характеру, но и заставляет держать себя в форме. И формирует соответствующий круг общения: среди мотоциклистов, горнолыжников, альпинистов подавляющее большинство — люди с сильными характерами, целеустремленные. Мы находимся на одной волне. А еще я на самолетах летаю, в качестве пилота уже себя пробовал. Я не считаю себя рисковым человеком, просто мне нравится так проводить время. И сегодня без драйва я уже не смогу, тогда это буду уже не я!

— И при этом вы слывете меломаном.

— Не спорю. И в этом нет никакого противоречия. Музыка играет большую роль в моей жизни. Люблю группы Razorlight, Johnny Hates Jazz, Manic Street Preachers, страстный поклонник Joy Division. Просто я считаю, что жизнь такая большая, в ней так много интересного, что нужно узнать и попробовать как можно больше.

— Этими соображениями вы руководствовались, создавая новые направления бизнеса? Известно, что недавно открытые вами совместно с одним из самых известных рестораторов Москвы Аркадием Новиковым рестораны «Дымов N 1» сразу попали в число наиболее популярных, а книжные магазины «Республика» относят к разряду очень нестандартных проектов. Но если в открытии ресторанов есть внешняя логика — они из одного ряда с производством продуктов, то книжный бизнес, прямо скажем, выпадает из ряда. Что заставило вас обратиться к этому сектору потребительского рынка?

— Обычная любовь к книгам. У нас в семье была отличная библиотека. Отец был военным, но несмотря на удаленность гарнизона, в котором он служил, от культурных столиц, удалось создать очень разнообразное и богатое по содержанию собрание книг. Так что любовь к печатному слову формировалась с раннего детства.

— А сейчас вы какую литературу предпочитаете? Электронными версиями пользуетесь?

— Люблю историческую литературу, она не просто увлекательна: чем больше ее читаешь, тем больше понимаешь — в мире есть вечные ценности, и в каком бы веке ни жил человек, порядочность, ответственность, честность остаются главными критериями, по которым можно ценить себя и окружающих. А что касается электронных версий книг, то тут я человек консервативный: мне важно держать книгу в руках, чувствовать ее переплет, перелистывать страницы…

— Вадим, вы планируете выходить с ресторанным и книжным бизнесом за пределы столицы?

— Безусловно. И думаю, Красноярский край будет в числе первых региональных проектов. Если учесть, какими бурными темпами развивается сейчас территория, какие масштабные инвестиционные проекты запланированы здесь на ближайшее будущее, какая динамика роста населения планируется, развитие инфраструктуры здесь должно идти опережающими темпами и на качественно новом уровне. По нашим наблюдениям, ресторанный бизнес в Красноярске будет востребован, а книжных магазинов, по-моему, уже сейчас не хватает, особенно того клубного типа, какой мы создали в Москве. Могу сказать точно: с Красноярском и Сибирским федеральным округом у нас связаны большие планы, и не только в профильном бизнесе.

Континент Сибирь

Также в разделе:

В Красноярск привезли 700 кг смертельно опасного мяса. Уничтожать его не планируют...

В Красноярске на прилавках обнаружили подозрительное мясо и сало...

«Медведовский мясокомбинат» продают за 409 млн...

Свинокомплекс «Красноярский» начал поставку субпродуктов в Юго-Восточную Азию...

Аграрии Краснодара в 2018г. увеличили производство в 1,4 раза...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.



 

Горячее предложение