Красноярский край: убойные перспективы

04 февраля 2010, 09:18
Сегодняшняя ситуация в сельском хозяйстве может окончиться исчезновением местного мяса

Сокращение мясного поголовья скота стало уже традицией — каждый год аграрии края констатируют этот факт. Всему виной низкие закупочные цены, которые много ниже себестоимости производства, и отсутствие рынков сбыта. Да и ценовой конкуренции с импортом местные сельхозпроизводители не выдерживают.

Доходы под нож

Александр Дамм знает, как восстановить мясное сельхозпроизводствоВ этом году поголовье крупного рогатого скота составило 450 тысяч. Это примерно на 3-4 % меньше, чем в прошлом. И такая тенденция отмечается на протяжении последних 10 лет. Из обозначенного выше объема стада около 242 тысяч пришлось на сельхозпредприятия края и 85 тысяч — на частный сектор. Отметим, что это данные по общему — и мясному, и молочному — поголовью крупнорогатого скота. Выделить же только мясное сегодня не представляется возможным, поскольку такого учета не ведется.

— Мясное и молочное животноводство тесно связаны, — говорит председатель комитета по делам села и агропромышленной политике Заксобрания Красноярского края Александр Дамм, — поэтому, видя снижение молочного поголовья, можно смело констатировать сокращение и мясного.

Речь идет о том, что в крае чисто мясным животноводством никто не занимается — это невыгодно. Виной тому, считают аграрии, низкие закупочные цены мясопереработчиков, которые много ниже себестоимости производства. По оценкам Дамма, себестоимость производства килограмма говядины в живом весе составляет чуть меньше 70 рублей, а цена реализации лишь около 47 рублей. Такая разница и порождает отрицательную рентабельность мясного животноводства, а вместе с ней и негативную динамику поголовья.

— Если в сельхозпредприятиях мы еще как-то справляемся с этим, компенсируя потери по мясу высокой рентабельностью по молоку, — рассказывает генеральный директор сельхозпредприятия «Шалинское» Михаил Смагин, — то частный сектор не может справиться с этой ситуацией и там снижение поголовья достигло катастрофических масштабов — сегодня оно составляет лишь 30 % от того, что было 5-6 лет назад.

Свою лепту в формирование мясных убытков вносят собственно анатомические особенности коровы — выход мяса при разделке туши около 50 %. А соответственно, и закупочная цена килограмма чистого мяса увеличивается почти вдвое. Вот переработчики и не спешат повышать цены.

— Все эти факторы породили один парадокс, — рассказывает Дамм, — чем меньше ты занимаешься мясным сельским хозяйством, тем выше прибыль. Доходит до того, что в хозяйствах родившегося бычка сразу забивают — это дешевле, чем выращивать и сдавать на мясо, убытков меньше.

С этим же примером, по словам Смагина, связано и снижение объемов производства мяса, ведь о каких объемах может идти речь, если на мясо идет не полноценный бык, а молодой теленок.

Еще одна причина низкой рентабельности мясного производства — это отсутствие государственных субсидий. Сейчас все расходы по мясу ложатся на рентабельность молока, которая составляет 15 % при отсутствии субсидий и 20 % при их получении.

— Пока молоко прибыльно, оно еще как-то вытягивает ситуацию, — говорит Смагин, — но интерес к производству мяса постепенно теряется: нам хочется получать как можно большую прибыль, а мясо приносит лишь убытки.

Справедливости ради стоит отметить, что столь плачевная ситуация складывается исключительно в производстве говядины. Со свининой все много легче — хоть не большая, но все же положительная рентабельность там есть. По данным Дамма, себестоимость производства килограмма этого мяса около 62 рублей, а цена реализации — 69. К тому же производители свинины сегодня получают субсидии от государства в объеме 138 млн рублей, которые распределяются по 10,8 тысячи рублей на тонну произведенного мяса. Да и выход мяса со свиньи больше, чем с коровы, — порядка 70-80 %. В итоге свиное поголовье в крае растет на 2-4 % в год.
Рынок без сбыта

Помимо перечисленных выше есть и еще одна причина низкой рентабельности мясного производства — отсутствие рынков сбыта. Обеспечить достаточные объемы закупок сегодня способны только крупные перерабатывающие компании. Однако они неохотно берут местное мясо. Тому есть, по крайней мере, две причины. Первая заключается в том, что сельхозпроизводство мяса сильно разрозненно, а переработчикам гораздо выгоднее покупать большие партии, а не объезжать все частные хозяйства, скупая по одной-две туши, — транспортные издержки сделают это мясо золотым. Вторая причина кроется в том, что для переработчика очень важно, как туша разделана, а в частных хозяйствах ни о каком промышленном забое речи не идет (подробнее на с.6).

Частный сектор также пострадал от отсутствия рынков сбыта.

— У нас крестьянину, которому некуда сбыть мясо, остается только один путь — на рынок, — рассказывает Александр Дамм. — А попасть туда не так просто, как кажется. Сначала надо привезти это мясо. Потом заплатить за столоместо, заплатить за разруб, а то тебе мясо разрубят так, что ты и продать его не сможешь. Все это только отпугивает крестьян.

Есть, однако, другой путь. Его крестьяне за неимением альтернатив нашли сами. Это прямые продажи, что называется с колес. Этот вид торговли сейчас получил второе дыхание — все чаще во дворах домов стали появляться машины из деревень, на капоте которых разложены продукты, произведенные крестьянским трудом. Несмотря на то что это незаконно, такой стиль покупок нашел своих приверженцев и среди покупателей.
Поиск потребителя

Выход из сложившейся ситуации пока не очевиден. С одной стороны, без наращивания поголовья вряд ли получится подвигнуть местных переработчиков закупать больше местного мяса, а без этого и наращивать поголовье никто не будет.

— Пока не будет приведена в порядок ценовая политика, ни о каком возрождении мясного сельхозпроизводства не может идти речи, — говорит Александр Дамм. — Если аргентинское мясо в убойном весе стоит 40-50 рублей, а наше 80, то покупать наше не будут. Независимо от качества. Импортное мясо такое дешевое ровно потому, что оно гормональное — животных пичкают гормонами, ускоряющими рост, соответственно, уменьшаются издержки, а значит, и цена на выходе будет ниже.

Что же касается прямых продаж, то здесь тоже много вопросов. Организовать адекватный и эффективный контроль качества продаваемой продукции в такой ситуации очень сложно: хорошо, если крестьянин порядочный и пройдет все необходимые санитарные проверки, а если нет? Если разрешить такую торговлю повсеместно, непременно появятся недобросовестные предприниматели, которые будут по дешевке скупать неизвестно какое мясо и продавать его.

Некоторые крестьянские хозяйства пытаются найти выход сами.

— Мы сейчас занялись еще и переработкой, — рассказывает Михаил Смагин, — открыли предприятие по производству полуфабрикатов. Это тоже позволило нам отчасти компенсировать убыточность мяса. Плюс сейчас у нас тесные отношения с оптовыми потребителями: школы и детские сады активно потребляют нашу продукцию.

Власти же пока ограничиваются субсидиарными мерами. В июле прошлого года приняли закон о развитии агропромышленного комплекса, в котором предусмотрено стимулирование закупок продукции, произведенной на территории края. Закон предполагает выделение субсидий по процентным ставкам тем переработчикам и торговым сетям, которые закупают продукцию у местных сельхозпроизводителей. Также компенсируются их расходы на покупку нового торгового оборудования.

— Восстановить мясное сельхозпроизводство невозможно без изменения существующей системы закупок, — говорит Дамм, — это мы сейчас и пытаемся сделать, создавая логистический центр и строя новый завод по переработке мяса.

Поголовье меж тем продолжает сокращаться, а вместе с ним растет и угроза продовольственной безопасности края — сегодня более 50 % потребляемого в крае мяса ввозится в него из других регионов и из-за границы, допустимые же значения этого показателя не должны превышать 25 %.
Источник: newslab.ru

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.

Также вас может заинтересовать

Поголовье крупного рогатого скота сократилось на Кубани
17 марта 2015, 08:20
В феврале 2015 года поголовье коров составило 218 тыс. голов, что на 3% меньше показателей прошлого года. Несмотря на курс импортозамещения, в регионе не хватает молока и мяса.  Индивидуальными предпринимателями и фермерами производится в регионе треть молока, мяса и яиц. Ранее...
В Липецкой области растет производство мяса, но снижается поголовье крупного рогатого скота
28 ноября 2011, 16:50
50,6 млрд. рублей составил объем продукции сельского хозяйства всех сельхозпроизводителей Липецкой области в январе-октябре. Индекс производства продукции сельского хозяйства по сравнению с 10-ю месяцами прошлого года составил 141,2%.Всего за 10 месяцев в области было произведено 166,6 тыс. тонн...
За год цены на говядину выросли на 21%
2 ноября 2011, 08:02
Всего за 9-ть месяцев 2011 года объем убойного скота и птицы составил 7,1 млн. тонн против 6,7 млн. тонн в прошлом году. Хорошие показатели зафиксированы и в сентябре - рост относительно прошлогоднего уровня составил 6%. Увеличению производственного показателя способствовали высокие темпы роста...


 

Горячее предложение